мёртвая невеста

Смерть приходит слишком рано

Осознать, что ты мертва получается не сразу. Когда ты молода, энергия жизни бьёт из тебя ключом. В голове роится безудержный поток скоротечных мыслей, порхающих словно беззаботные мотыльки над душистым лугом. Каждый день несёт в себе столько интересного! Предвкушение того, что вот-вот начнётся твоя история не отпускает тебя ни на минуту. И в тот момент, когда  приходит понимание, что всё закончилось, даже не успев начаться, на тебя накатывает волна смешанных чувств.

Сначала ты отказываешься верить, что это случилось. Через некоторое время ты всё-таки убеждаешься в своей смерти. Ты не ощущаешь больше ни голода, ни холода. Ты помнишь, каково это – испытывать желание согреть заледеневшие пальцы у жаркого пламени, полыхающего в нашем старом камине или ощутить вкус тающей во рту утки с яблоками, но не можешь больше испытать всегоспектра этих ощущений. Как будто кто-то выключил их все. Я больше не вдыхала стойкий запах лаванды, пропитавший насквозь бельё в нашем доме, не испытывала желания выпить кружку тёплого
молока или содрогнуться от нежного прикосновения шёлкового шарфика. Тут-то и приходит понимание, что моего тела больше нет! Вернее сказать, меня больше нет в теле.

Эти моменты местами туманны. Когда я осознала, что мертва, было уже слишком поздно. Я так и не увидела лица своего убийцы. И – вопреки представлениям о мире мёртвых, почерпнутых из рассказов старой нянюшки – всё происходило совершенно иначе. Мгла закрыла мне глаза и я потеряла счёт времени. Словно я заснула живой, а проснулась – мёртвой. Тут-то впервые в жизни – то есть в смерти – я испытала настоящий ужас. Я воспитывалась в верующей семье и привыкла думать, что после смерти за мною придут ангелы и унесут в небо к Богу. Естественно, этого не произошло. Тогда я пришла к логическому выходу для любого человека, взращенного в духе христианской догматики: я прожила грешную жизнь и демоны заберут меня в ад. От этих мыслей мне стало плохо. Я не знала, что делать, поэтому единственным решением было вернуться домой и попросить помощи у близких.

Я побежала домой, если, конечно, это можно было назвать бегом – призраки вроде меня не ходят и не парят над землёю. Это нечто среднее, похожее на ходьбу по трясине – ноги то и дело проваливаются, с той лишь разницей, что своих ног ты больше не чувствуешь. Увы, всё было тщетно. Никто не видел меня. Я кричала, размахивала руками, а они так и не услышали меня. А потом люди стали проходить сквозь меня.

Прошло много времени. Я перестала боятся ада. Ни ангелы, ни демоны не спешили за моею душою, предоставив меня самой себе. Постепенно я свыклась с ролью невидимки, что блуждает рядом с живыми людьми. Я даже попыталась найти в этом некоторое удовольствие… Когда ты являешься призраком, для тебя больше нет замков, нет тайн, нет запретов… Я могла делать, всё что хотела. Кроме одного, конечно: снова стать живой.

Как только я привыкла в своей смерти, мыслить логически стало проще. Я больше не чувствовала боли физической, но, к сожалению, я всё ещё могла испытывать боль душевную. Я всё прекрасно поняла. Убийцей стал мой жених. После моего исчезновения – как говорили люди на рынке, жалея моих бедных родителей (Тела моего так и не нашли. Что примечательно, даже я его не нашла!)– корабль, на котором был Артур, уплыл. С тех пор его в наших краях никто не видел. Мотив для столь подлого и хладнокровного убийства был прост: ему нужны были деньги. Он не хотел жениться на мне. Артур изначально всё спланировал: влюбил в себя наивную девушку, наобещал золотые горы, а получив деньги моего отца, избавился от ненужной обузы. Он всё продумал: никому бы и в голову не пришло, что он каким-то образом связан с моей смертью.

Поначалу меня долго искали. Отец назначил сумасшедшие деньги за любую информацию обо мне. Я бы могла предоставить ему её совершенно бесплатно, если бы хоть кто-нибудь услышал меня. Увы, мёртвым не дано говорить с живыми. Даже наш набожный кюре не слышал моих мольб! В этом театре жизни мне оставалась лишь роль безмолвного зрителя.

У людей были разные версии моего исчезновения: одни думали, что я сбежала с кем-то из приезжавших на ярмарку бродячих артистов (близко к истине, но всё же не то), другие считали, что я стала жертвой местной банды грабителей… Третьи вдруг решили, что я страдала от лунатизма, в беспамятстве ушла к реке и утонула (тела там так и не обнаружили, поэтому версия не подтвердилась). Четвёртые решили, что я зачем-то ушла в дальние леса, где меня и растерзали оголодавшие волки. Пятые утверждали, что меня похитили по приказу герцога наших земель, который ищет красавиц по всем своим владениям, чтобы делать с ними такое (обычно эта версия пересказывалась деревенскими кумушками шёпотом на ухо друг другу с таким энтузиазмом, что мне ужасно хотелось узнать, что же такое мог бы сотворить со мною этот герцог). Последняя, самая отчаянная группа населения, говорила, что меня забрал демон за грехи нашего города, поэтому всем срочно надо покаяться и принести пожертвования для нашей церкви. От меня, как от призрака, не скрылся тот факт, что выступающие за эту версию получили соответствующие наставления от нашего местного кюре. Надо сказать, его идея навариться на моей смерти – после оной я успела убедиться в том, что в этих людях нет ничего святого – имела успех. Первыми жертвами, попавшимися на эту удочку, стали мои родители и крёстный. Они заново отстроили нашу церковь, накормили немало сирот. Отчего-то все понимали, что меня уже нет в живых, хотя
моё тело так и не нашли. Они долго и безутешно плакали, молились в церкви за мою душу… Я сидела с ними рядом рядом и ничего не могла сделать. Это было так грустно! Мне хотелось сказать  им – вот же, я здесь! Но это было бесполезно.

Постепенно жизнь шла свиим чередом. Шумиха вокруг моей смерти поутихла, люди вернулись к своим обычным делам. Даже родители и крёстный, казалось, успокоились. После трёх месяцев безуспешных поисков, отец вынужден был уехать по делам.

А потом случилось невероятное: у моих родителей родилась новая дочь.

 

19.10.2017 года.

 

Добавить комментарий